Добро пожаловать Гость

Регистрация
Вход


Главная » Статьи » Единоборства » Рукопашный бой

Проблемы обучения

В последнее время споры вокруг боевых искусств приобретают все более конкретный характер. Ушел в прошлое мистический ужас перед засекреченными японскими, китайскими или корейскими стилями. Проходит ажиотаж на тему суперэффективных истинно русских (украинских, белорусских и т.п.) систем боя. На смену мистике и недоговоренности пришел информационный бум, в котором также не просто разобраться, так как количество разноплановой и разнородной информации растет день ото дня. Трудно, конечно, "отделить зерна от плевел", но необходимо, так как если вы серьезно занимаетесь боевыми искусствами, рано или поздно встает вопрос: что истинно, а что ложно? Что ведет к реальному прогрессу, а что лишь фальсификация и средство зарабатывать деньги на людской доверчивости и неосведомленности. Без вдумчивого перебора и скрупулезного анализа фактического материала, а также большого практического опыта встреч с различными бойцами и школами здесь не обойтись.

Я хочу поделиться некоторыми проблемами, которые встали передо мной в процессе работы над интегральной системой рукопашного боя (ИСРБ), а шире - над боевым искусством. Надо оговориться, что я не принадлежу к той категории людей, которые делят рукопашный бой на восточный, т.е. присущий только восточному менталитету, китайскому и японскому телосложению, и западный, естественно подходящий лишь для европейца. Сходств между двумя людьми, даже принадлежащими к разным расам, гораздо больше, чем различий. Не являюсь я приверженцем и древних стилей, происхождение которых теряется в глубине веков. Существует мнение, что за последние 300-400 лет люди деградировали настолько, что создать что-либо дельное не в состоянии. Зачем же принижать своих современников? Тем более, что чаще мы судим о других по себе, и человек придерживается таких взглядов потому, что сам создать что-либо стоящее не способен. На практике существует только два подхода к изучаемому вопросу: дилетантский и профессиональный. Дилетантский подразумевает душевную лень и верхоглядство, а профессиональный - элементарную добросовестность и любовь к своему делу.

Речь у нас пойдет не о спортивной технике, ограниченной рамками правил и условностей и приспособленной для ринга или татами, а о боевой. Боевая техника обеспечивает вам безопасность в критической ситуации и в этом ее цель и смысл. Зрелищность, призы на соревнованиях, поддержание физической формы лишь побочные результаты и для боевой практики непосредственного значения не имеют. Что нужно для того, чтобы эффективно действовать в неспортивной схватке? Какая-то определенная техника, ударная или бросковая, и умение адаптировать ее к условиям ситуации. Вот с этого-то умения приспосабливаться мы и начнем наш разговор. Жизнь не умещается в рамки спортзала, и место, где вас застанет критическая ситуация, никто заранее не оговаривает (супер крутые мафиозные разборки с предварительным "забиванием стрелки" в виду не имеются). "Ареной" может стать лестничная площадка и темный переулок, салон автобуса и обыкновенная кухня. Характер покрытия и пространство, освещение и одежда накладывают свой отпечаток на происходящее. Одним словом, мало хорошо знать удары или броски, нужно еще и уметь подстроиться под окружающую обстановку. Зависит это от гибкости двигательной программы, а точнее, от ловкости, координации, гибкости, то есть культуры движения бойца в самом широком смысле этого слова. Чаще всего именно элементарная культура движения упускается из виду при построении тренировочного цикла в школах боевых искусств. Кроме вышеупомянутого, гибкость двигательной программы - это и решающее звено в процессе обучения боевому искусству вообще.

Первое, с чем я столкнулся в спортзале, ведя тренировки, это простая физическая неподготовленность приходящих в зал людей. Еще раз поясню, что речь идет не об объеме мышц или количестве отжиманий от пола, а об умении двигаться. Ведь для того, чтобы вкладывать силу в тот или иной прием, нужно для начала его правильно выполнить. Самая тяжелая в этом смысле ситуация у людей, попадающих в секции каратэ и ушу. Один пытается по классическому Сетокану действовать, другой - черного аиста "пародирует". Смотришь на их неуклюжие попытки и думаешь: "Лучше бы ты, парень, просто драться захотел, да не по "голубому дракону", а по простому, больше бы толку было". В тему данной статьи не входит дискуссия на тему: неестественные ли эти движения для западного человека в принципе или они не стали естественными из-за плохого обучения, либо его кратковременности. Важно другое. Прежде чем учить человека технике, нужно хотя бы немного научить его двигаться. Процесс обучения начинается с движения, движением и заканчивается, когда нужно применить все, чему тебя научили, на практике и найти выход из нестандартной двигательной ситуации в реальных условиях. О том, что такие условия практически всегда не совпадают с условиями спортзала, уже было сказано.

Где у нас сейчас преподают пластику, гибкость, акробатику, то есть умение двигаться? Чаще всего занятия в группах ограничиваются задалбливанием связок и комбинаций "на все случаи жизни", длинными тао и ката, а в самом простом варианте - обыкновенной закачкой мышц. Результаты такой "подготовки" сказываются на протяжении многих лет. Выгодно отличаются от общего уровня борцы (акробатика), боксеры (пластика и ритм), люди, сменившие несколько стилей (различные двигательные динамики).

Проблема с двигательной закрепощенностью, в принципе, решается достаточно элементарно. Плохо только, что большинство инструкторов предпочитает заменять умение работать с учеником количеством физической нагрузки в ущерб ее качеству. Уже упоминавшаяся акробатика, пластика, различные прыжки, подвижные игры как массовые, так и в парах смогут дать гораздо больше, чем умопомрачительные отжимания от пола или тому подобные упражнения.

На более профессиональном уровне хочется напомнить, что боевые искусства - это лишь небольшая часть искусства движения вообще. Посмотрите непредвзятым взглядом на любой спортзал. В основном, инструктора выделяются среди своих учеников только накатанностью приемов. Многолетняя практика берет свое. Плоскость же мастерства лежит несколько на другом уровне. Мастер характеризуется не тем, как хорошо делает он свою технику, а тем, как он делает движения вообще, в том числе чужие, не знакомые для него. Вот здесь требуется действительно ловкость и раскованность тела. В Китае большинство крупных стилей имели на вооружении несколько образов зверей, от удава до тигра, то есть при одних и тех же приемах ученик обучался нескольким динамикам, а учитель должен был знать их все в совершенстве. В наше время большинство людей застревают на одной и той же двигательной базе на всю жизнь. Может поэтому "мастер" у нас формируется к 25-30 годам. К 40-50 же, когда физиология изменяется, и нужно сменить характер движений, "запаса свободы" практически не остается. Самое лучшее, что может сделать такой "мастер", это учить других тому, что умел в молодости. "Мой дядя самых честных правил, когда не в шутку занемог, он уважать себя заставил и лучше выдумать не мог". Какую роль занимает умение двигаться в процессе обучения, а также в критической ситуации мы разобрались. Перейдем к тому, что предстоит изучать и применять, короче - к технике.

Как только мистический ужас перед Востоком перестал застилать глаза, стало ясно, что техника, которую предлагают большинство стилей каратэ и ушу, боевой не является ("фольклорные танцы" Окинавы - так охарактеризовали японские мастера дзю-дзюцу Сетокан Фунакоси Гитина при первом выступлении в Японии). Теперь пошла мода на "боевые школы", предлагающие широкий выбор приемов для "любой критической ситуации". Арсенал впечатляет: броски с болевыми ключами и заломами, приемы против суставов, удары в горло и пах, по глазам и по точкам, броски на голову, на колено атакующего, сворачивание шеи и т.д. и т.п. И восхищенные адепты разевают рты: "Вот это да! А я-то всю жизнь только в челюсть да в "солнышко" кулаком, а тут..." Дело спорится, школа процветает, от желающих заниматься отбою нет. Только однажды ученик "супербоевой" школы все-таки попадает в действительно критическую ситуацию, для которой его вроде бы и готовили, и тут выясняются некоторые нюансы, о которых на занятиях не упоминали. Например, что знать и уметь - не одно и то же. А основная черта критической ситуации - это лавинообразно возрастающая нагрузка на психику. Проще говоря, думать там некогда. Попробуйте хладнокровно рассуждать, когда компания "тинэйджеров" берет вас "на понт" в темном переулке. Кстати, если вы смогли это сделать, драка скорее всего не состоится, подобная публика интуицией чувствует, кто является легкой добычей, а кто нет. Но в обычном варианте вы, при всей вашей крутости, просто "потеряете голову", а вместе с ней и все верхние этажи сознания, которые "знают" о технике. Остается голый навык, отточенный на тренировке до автоматизма. В какой ситуации оказываются ученики бесконтактных стилей, привыкшие обозначать и не доносить удары, говорить не приходится. Что с ними случится и так ясно. С боевыми техниками сложнее.

Как отработать на тренировке до автоматизма рычаг локтя, но в реальном режиме, т.е. с переломом? А бросок на голову? Или удар в пах, глаза, горло? Можно удар обозначить, но простите, чем он тогда отличается от отработки в бесконтактном стиле, только под другой вывеской. А если удар довести? Можно ли в принципе провести боевой прием на полной боевой скорости с полным вложением, не покалечив при этом партнера? Кстати, в этой же плоскости лежит и ответ на вопрос: в чем эффективность традиционного бокса? Конечно, в каждом стиле есть бойцы и мастера, но для опытных рукопашников не секрет, что далеко не каждый коричневый пояс Кекусин-кай сможет с честью противостоять хорошему разряднику по боксу. Пусть не обижаются на меня адепты упомянутого стиля. Они действительно серьезные ребята. Возможно, даже самые серьезные в мире каратэ, но голову от удара защищать они, за редким исключением, умеют плохо. О таких стилях как Сетокан, Вадо-рю или Сито-рю говорить не приходится. Непонятно на чем вообще держался столько лет авторитет каратэ и ушу в нашей стране. Боксер хоть и знает три удара, снизу, сбоку и прямой, и три защиты, подставкой, уклоном и нырком, зато бьет в полный контакт с правильной дистанции с реальной скоростью, и, с другой стороны, интуитивно чувствует, какой удар действительно представляет опасность, а каким можно и пренебречь Похожая ситуация и у борцов. Еще в молодости, когда я начал заниматься каратэ, и тот самый мистический ужас сковывал сознание, мой бывший тренер по самбо сказал: "Давай откровенно. Вы на тренировках всегда немного не добиваете. Я же, если беру захват, то бросаю в любом случае на полную катушку". Его правоту я понял только с годами. Получить травму от броска через бедро можно лишь от удара о землю, это не бросок дзю-дзюцу с болевым заломом, но именно простота и позволяет отработать такие приемы до полного автоматизма. А в итоге мы удивляемся, когда адепт новоявленного Шаолинь-цуань отправляется в нокдаун от апперкота, а "мастер" дзю-дзюцу летит по татами через "мельницу". Увы, многолетняя наработка простых движений часто оказывается эффективнее секретных техник. У нас в стане вообще сложилась парадоксальная ситуация. Шаолинь-цуань в Китае ценится именно за древность, подразумевающую многовековую методическую работу в русле одного стиля. У нас же такая методическая наработка была проведена в боксе и борьбе. Можно сказать, что именно эти стили являются для нас традиционными, а не школы ушу, имеющие в нашей стране за плечами 5-10 лет реальной работы, да еще и скованные многочисленными догмами и предрассудками.

Что может приблизить тренировочный процесс к реальности? Первое, что приходит в голову - это боксерские перчатки. Автор не является апологетом бокса, хоть и очень уважает его. Слишком сильно перчатки изменяют фактуру человеческой руки, выводя из работы кисть и пальцы. Захваты, а с ними и вся бросковая техника, естественно, исключаются, как и удары открытой рукой. Пространство боя, заполненное четырьмя кожаными "шарами", гораздо теснее реального. К примеру, стандартная глухая защита напоминает рыболовную сеть с крупными ячейками, которые могут хорошо "держать" перчатку, но, как мелкую рыбешку, пропускают кулаки (а кусается эта "мелкая рыбешка" гораздо больнее). Перчатки с открытыми пальцами уже ближе к теме, хотя тоже не совсем то, что нужно.

Можно пойти от обратного. Защитить не кулак, а тело: шлем, нагрудник, ракушку, накладки на голени, на предплечья и т.д., быстро приближаясь к доспехам средневекового рыцаря. Но эта защита имеет свои минусы. В первую очередь, значительно огрубляется ударная техника. Любой грамотный рукопашник знает, что при ударе о лоб по линии волос кулак столкновения не выдерживает. Сомневающихся отсылаю к рассказу Джека Лондона "Кусок мяса". Найдите и прочитайте. Это, в некотором роде, классика литературы по боевому искусству. Хороший шлем в наши дни достать не проблема. Однако, удар в скулу - это одно, а в нос - другое, и не только для получающего "по носу". Одним словом, шлем исключает такие тонкости техники, которые в реальной схватке могут оказаться решающими. Тело тоже не однородно, грудную клетку пробить почти невозможно, накачанный пресс проблематично, а работать в солнечное сплетение или по печени нагрудник не даст. Внутренняя структура тела остается "за кадром" подготовки, и вместо живого человека из плоти и крови перед вами возникает движущийся мешок для отработки ударов. У бойца, работающего в протекторах, в свою очередь, притупляется чувство опасности. Головой-то может он и соображает, что пропустил удар, но тело его не чувствует. В результате именно в подсознании закрепляется уверенность в том, что он сможет выдержать пропущенный удар. То, насколько именно подсознательные установки важны в критической ситуации, говорилось в начале статьи.

Свой отпечаток протекторы накладывают и на соревнования. В наше время все чаще проводятся встречи, в правилах которых разрешены все приемы, но степень возможного травматизма пытаются снизить введением протекторов на тело. Вроде ближе к реальности уже некуда, но борцы, выступавшие на подобных соревнованиях, быстро сообразили, что можно без особого вреда принять удар на нагрудник или шлем и после этого спокойно бросить противника. Согласитесь, чтобы в реальной ситуации нарваться на поставленный удар, да еще на встречном движении, и после этого продолжать атаку, нужно, как минимум, быть мастером ци-гуна "железная рубашка". Даже такая невинная вещь как накладки на голени может существенно повлиять на характер работы целых стилей. Сейчас вошло в моду работать ногами. Многие стили каратэ и ушу из всей техники рук оставили "на вооружении" один единственный прямой удар с передней руки, а тхеквондоисты прекрасно обходятся и без этого. Нужно один или два раза напороться голенью на подставленные локоть или колено, чтобы понять, что без протекторов 3/4 техники этих стилей представляют большую опасность для атакующего, чем для защищающегося.

К тому же в протекторах снижается свобода движений, за исключением тех случаев, когда бойца обучали двигаться как ходячий манекен: колода вместо корпуса и руки-ноги на шарнирах. Как говорил 100-килограммовый тренер Киекусин-кай: "Причем тут корпус? Руки-ноги главное двигать". Это хорошо, конечно, когда один кулак как голова среднего человека, а если меньше? Тогда подобная пластика только и годится для работы ходячей "макиварой" в протекторах. Но даже ходячая макивара - это еще не человек. Отлететь от удара "макивара" еще сможет, а вот загнуться уже не получится (протекторы не дадут!).

Одним словом, влияя на все стороны тренировочного процесса от подбора техники до пластики движения, реальности спортивной схватке протекторы дают мало. Работа в них может существенно помочь процессу обучения, особенно на первых этапах, но не больше (всему есть свое время и место, если правильно выбрать и то и другое). Можно, конечно, сделать антропоморфный манекен, но вот беда, двигаться он не может. Ультрасовременные западные изобретения большинству занимающихся не по карману, да и вряд ли манекен с самой сложной программой сравниться с живым человеком по непредсказуемости действий.

Кроме чисто технических приспособлений были и другие попытки решения проблемы реального боя. То, что стили каратэ боевыми системами в полном смысле слова не являются, поняли не только у нас. То же самое сообразили и в самой Японии. Ояма Масутацу после долгих поисков основывает Кекусин-кай, а позже от него отпочковывается Асихара. Протекторы в работе не используются, никаких обозначений, только полный контакт, но запрещен удар рукой в лицо. Заметьте! Не ногой. Ногой не так опасно. В результате общий рисунок боя этих стилей выглядит, на мой взгляд, неестественно. Кстати, именно поэтому так круто приходится бойцам Кекусин-кай при встрече с боксерами. Драка ведь не съемки фильма типа "Кровавый спорт". Град ударов по лицу и никаких следов. Разбитый нос это уже кое-что!

Сейчас в моду вошли бои без правил. Первое, что они показали, это именно несостоятельность ударных систем каратэ и ушу против бросковой техники. Большинство попыток сдержать идущего на захват борца ударом ноги проваливались, не успев начаться. Со временем ноги вообще почти перестали применяться на восьмиугольнике. Основное же резюме, которое можно вынести, посмотрев эти встречи, следующее: если вы 2 метра ростом и в вас 120 килограмм веса, пусть даже не одних мышц, то до великого бойца вам осталось не так уж и много.

Можно решить проблему за счет своеобразного построения тренировочного процесса. Первый: подготовить из десяти учеников одного бойца, а остальные девять пусть залечивают ушибы, растяжения и переломы, но... где найти девять подобных энтузиастов? Подобная методика, может быть, и проходила в средневековых китайских школах, но на дворе уже конец ХХ века, и время закрытых школ давно прошло. А вот еще способ, пришедший к нам из глубины веков: работа на "куклах" (смертниках). В средневековой Японии самураи учились владению мечом на приговоренных к смерти преступниках. В наше время тот же метод, по непроверенным данным, используется в спец подразделениях, но я, как и большинство занимающихся боевыми искусствами, к подобным структурам не имею никакого отношения.

К упомянутым техническим моментам нужно добавить психологический аспект. Поскольку мы люди, а не биороботы или боевые машины, на практике именно он чаще всего оказывается решающим. В зале "реальность" так и остается абстрактной и, в принципе, не достижимой целью. Насколько круто ни ставилась бы манера боя данного стиля, непосредственно сам бой ведут ученики одной и той же секции, собравшиеся в зале с одной и той же целью. И как бы жестко ни прошла тренировка, в раздевалке все будут дружески обмениваться впечатлениями и посмеиваться над полученными синяками и ушибами. По сравнению с обычным уровнем занимающихся боевым искусством, в выигрышной ситуации находятся уличники, те самые тинэйджеры, которые упоминались в начале статьи. Они сложными техниками себе голову не загружают, про Дим-Мак и эквилибристику с болевыми заломами не знают, да и знать не хотят. Зато в том самом темном переулке, где у вас душа в пятки уходит, они себя "как рыба в воде" чувствуют, на своей шкуре усвоили законы реальной драки и получили ощутимую практику. "Если вы утоните и ко дну прилипните, полежите год-другой, а потом привыкните". Попав в незнакомую ситуацию, человек сначала теряется, потом, при повторении подобного, постепенно привыкает, если уцелеет, конечно.

Какой вывод напрашивается из всего вышесказанного? Создать реальную ситуацию в спортзале, а также отрабатывать приемы, ведущие противника прямиком на больничную койку, практически невозможно. Во всяком случае, автор, не смотря на солидный опыт, их не знает, как и инструкторов, которые осилили бы эту проблему. Вот рекламировать единственный и неповторимый стиль гораздо легче. Люди у нас доверчивые, а если один или два все-таки убедятся на собственном опыте, что время, силы и деньги потрачены ими впустую, они, скорее всего, просто больше не придут на тренировку, что для общего процесса массового оболванивания не так уж важно.

Выход из данной ситуации существует, но он вряд ли устроит людей, которые надеются найти белобородого учителя-китайца, который за месяц-другой (в соответствии с экранными нормами дешевых боевиков) сделает из них одновременно монстров рукопашного боя и грозу переулков и подворотен. Если вы отзанимались в одной-другой "боевой" секции и попали в темную подворотню, где практическая ценность полученных вами знаний оказалась близкой к нулю, и, самое главное, если вы настолько умны, чтобы сделать из этого выводы, либо настолько мудры, чтобы сделать выводы из опыта других, вы поймете, что для того, чтобы достичь реального прогресса в боевых искусствах, нужно не спешить, чтобы осознать, что боевые искусства - это Путь. Путь по большому счету. Дорога, которую можно пройти только самостоятельно, и никакой белобородый дедушка вам в этом не поможет. И не за недели и месяцы, а за годы и десятилетия регулярных тренировок, поисков и размышлений, отрешенности и сосредоточенности.

За это время тело постепенно привыкает "держать" удары, разрушительные для неподготовленного новичка. Просыпается своеобразное чувство опасности, позволяющее не подставлять голову под руки и ноги противника. Одновременно идет накопление по крупицам реального боевого опыта. Что такое удар в горло? Когда 10 минут стоишь над умывальником и не можешь остановить хлещущую слюну. А удар в затылок? Когда в буквальном смысле "небо в алмазах", а перед глазами вспыхивают радужные круги. А удушение? А перебитая мышца или удар по локтевому нерву, когда не мурашки по кисти, а по ковру катаешься, забыв мгновенно обо всем на свете, кроме собственных "ощущений". К разбитому носу и сбитому дыханию к тому времени привыкаешь как к чему-то обыденному. Бой есть бой, но на все это нужно время, хотя бы для того, чтобы приходить в норму от очередных "крупиц" познания и готовиться к новым.

Немало практического опыта встреч с различными бойцами и стилями нужно и для того, чтобы понять, как важен психологический аспект: техника работает в том случае, когда боец до мозга костей уверен в ее результативности. Зависимость обоюдная: отрабатывая и используя в бою какие-либо приемы и связки, ученик внутренне убеждается в их действенности (имеется в виду корректно построенный процесс обучения действительно реальной техники). И все более убеждаясь в их действенности, он все напористее и смелее проводит эти приемы. Только тогда он может психологически "давить" на противника, навязывая ему свой, индивидуальный или стилевой, рисунок боя. Зачастую не так уж важно, какую сорта технику он использует, т.е. работает руками или ногами, бьет или бросает. Побеждают действительно духом. Особенно когда этот "дух" опирается на отточенную проверенную технику.

За годы тренировок привыкаешь не бояться "крутости" и дешевого напора. В 90% случаев они скрывают за собой полную техническую несостоятельность и неуверенность в себе. И уважать любое телосложение и возраст. Обычно некрупные ученики гораздо упорнее "шкафов" и имеют за душой хорошо отработанные приемы, а "дедушка" под 50 лет, с животиком, неожиданно показывает недюжинную растяжку и заезжает вам с ходу ногой в ухо (не вру, ухо было действительно мое, как и наивная уверенность, что в таком возрасте ноги высоко не задирают). Тут оказывается, что ни размеры тела, ни возраст, ни животик в ряде случаев не помеха для регулярных тренировок. Было бы здоровье, стремление и желание.

В плане психологической подготовки много дает посещение чужих спортзалов, но не в качестве зрителя. Там хоть и не враг, но и не совсем друг. Кто знает, что от тебя ждать? Лучше уж сразу самим придавить, да всей атмосферой. Однажды я пришел спарринговаться в спортзал Кекусин-кай одетым в черное кимоно. Ощущение "черной вороны" среди белых кимоно каратистов было непередаваемо. Ведь бой, как уже говорилось, это, в первую очередь, столкновение характеров, и тому, кто не был в подобной ситуации, тяжело представить, что такое столкновение с общей недоброжелательностью целого зала. Недаром было сказано: "Дома и стены помогают". В чужом спортзале помогают они, увы, не вам.

Но даже если вы обладаете трезвой головой и не тешите себя иллюзиями, имеете в запасе недюжинное упорство, хорошее физическое развитие и, вдобавок, черты отваги и авантюрности в характере (бой ведь всегда содержит элемент непредсказуемости, даже в спортзале), этого мало. Дело в том, что мастерство - это состояние души, это определенный ритм бытия, не совпадающий, а зачастую и жестко не гармонирующий с общепринятым. В Китае мастера узнавали по осанке и по тому, как он пьет чай. Нельзя становиться мастером только на время занятий, а потом снимать свое мастерство и складывать в сумку, как кимоно после тренировки, либо вешать на стенку на манер боевого оружия, утешая себя мыслью, что успеешь одеть, либо снять со стенки, когда придет необходимость. В состоянии мастерства нужно жить так же, как нужно жить в вере, неважно христианин вы, мусульманин или кришнаит, а не становиться верующим на время церковных праздников. А для того, чтобы выдержать такую жизнь, нужно очень любит

Категория: Рукопашный бой | Добавил: Admin (07.02.2009)
Просмотров: 699 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
NO COMMENTS
Форма входа
Поиск
Опубликовать:
МЫ ПЕРЕЕХАЛИ НА JUSTARTO.COM
Боевые искусства
Единоборства
Приложение
Видео


Партнеры

Наш опрос
"Если тебя ударили по правой щеке, то подставь левую." Подставите ли Вы?
javascript:// javascript://
Всего ответов: 77